Кубанский государственный технологический университет

Кашалот добывает пищу щелканьем и жужжанием

29-10-2011
Хвост кашалота появляется над поверхностью воды перед тем, как он начинает глубокое погружение. Рисунок края хвоста индивидуален и позволяет различать разных особей (фото с сайта www.gomr.mms.gov)

Кашалот (Physeter macrocephalus) — абсолютный чемпион по нырянию на большие глубины. О том, что этот кит способен опускаться на глубину около тысячи метров, знали давно, однако многие детали его поведения оставались неизвестными.

С помощью датчиков, прикрепленных к телу животного, исследователям удалось точно хронометрировать каждое глубоководное погружение кашалота и показать, что почти всю свою пищу (кальмаров, осьминогов, рыб) он добывает в толще воды на глубине 650-1000 м. При этом кашалот издает характерные звуки, помогающие ему обнаружить потенциальных жертв.

В своей статье, появившейся в последнем номере журнала Journal of Animal Ecology (онлайн-публикация), американские исследователи из Отдела биологических исследований и Отдела прикладной физики океана Океанографического института в г. Вудс-Хоул, совместно с коллегами из Группы изучения морских млекопитающих при Университете Св. Эндрю (Великобритания) приводят новые обнаруженные ими подробности повседневной жизни кашалотов. Объектами их наблюдений стали 37 животных, обитающих в разных районах Мирового океана: в открытой части Атлантического океана между 35° и 40°С. Ш. (ближе к побережью Северной Америки), в Мексиканском заливе Атлантического океана и в Средиземном море (той его части, что расположена к западу от Корсики и Сардинии, и именуется Лигурийским морем). За время наблюдений кашалоты совершили 198 погружений.

В Мексиканском заливе на поверхность всплыли сразу четыре кашалота. Исследователи (среди них Марк Джонсон, один из авторов статьи) пытаются с помощью длинного шеста прикрепить к кашалоту датчик (фото с сайта www.gomr.mms.gov)

Во всех случаях применялась сходная методика: с исследовательского судна спускали небольшую лодку, на которой вплотную подходили к находящемуся у поверхности кашалоту и с помощью длинного шеста прикрепляли к его спине датчик, снабженный тремя присосками. Датчик регистрировал и передавал информацию об издаваемых китом звуках (в трех диапазонах), об изменения положения его тела и о глубине нахождения. Информация улавливалась гидрофонами, соединенными длинными кабелями с кораблем. Чтобы не беспокоить всплывающего кита, само судно держалось от него на расстоянии в среднем около 2 км.

Во всех трех обследованных районах кашалоты вели себя сходным образом, совершая непродолжительные мелководные погружения (до 150 м) и длительные глубоководные (глубже 300 м — вплоть до 1200 м). Глубоководные погружения — это своего рода охотничьи рейды кашалота, на которые он тратит в сумме около 72% своего времени. Большую часть своей пищи (состоящей в основном из кальмаров и осьминогов, но также некоторых рыб) кашалот добывает на большой глубине, полагаясь исключительно на эхолокацию. Каждый акт глубоководного ныряния, занимающий в среднем около 45 минут (максимальное значение — 64 минуты), делится на три этапа.

Пример диаграммы одного глубокого погружения кашалота, включающего этап спуска, нахождения на глубине и подъема к поверхности. По вертикали — глубина (в метрах), по горизонтали — время суток. Жирным выделен участок пути, сопровождаемый щелканьем. Кружками обозначены моменты «жужжания», что соответствует периоду активного добывания корма. Рис. из обсуждаемой статьи в Journal of Animal Ecology

Первый этап, продолжающийся около 9 минут, — это опускание со средней скоростью 1,2 м/с. Во время движения вниз кит, начиная с определенной глубины (в Лигурийском море со 100 м, а в Атлантическом океане с 400 м), издает особые звуки — щелчки (clicks). По-видимому, это сигналы эхолокации дальнего обзора, позволяющие обнаружить крупных потенциальных жертв (или скопления более мелких).

Пример диаграммы серии последовательных глубоких погружений кашалота в Лигурийском море. Жирным выделен участок пути, сопровождаемый щелканьем. Кружками обозначены моменты «жужжания». Справа диаграмма, показывающая распределения «жужжаний» (активного добывания пищи) по разным глубинам. Рис. из обсуждаемой статьи в Journal of Animal Ecology

Второй этап, продолжающийся в среднем около 28 минут, — это горизонтальное перемещение на большой глубине, сопровождаемое активным добыванием пищи. Глубина эта варьирует в зависимости от исследованного района: в Атлантическом океане в среднем 985 м, в Мексиканском заливе — 644 м, в Лигурийском море — 827 м. Во время охоты на глубине кашалот, помимо щелканья, издает время от времени совершенно особые звуки, которые специалисты называют скрипом или «жужжанием» (buzz). Предполагается, что поиск добычи на небольших расстояниях связан именно с сигналами этого типа. Поэтому по числу зарегистрированных «жужжаний» судят о фазе активного питания кашалота.

Кашалот под водой (фото с сайта richardbradley.net)

Последний этап глубоководного ныряния — подъем вверх. Он происходит быстрее, чем опускание (средняя скорость — 1,4 м/с) и занимает 6-7 минут. На поверхности кит проводит около 9 минут, после чего начинает новое погружение на глубину.

Анализируя полученные результаты, авторы пришли к выводу, что во всех изученных районах кашалот добывает себе пищу примерно с равным успехом. В этом ему помогают способность к эхолокации дальнего обзора, эффективный способ передвижения и совершенный кислородный обмен. Распространение кашалота по всей акватории Мирового океана (за исключением небольших мелководных акваторий) говорит о том, что это очень эффективный хищник, играющий важную роль в пищевых цепях морской пелагиали (толщи воды). Подобный вывод согласуется с уже высказанным ранее мнением, что масса головоногих моллюсков и рыб, изымаемая кашалотами за год в Мировом океане, примерно такого же порядка, что и масса рыб, вылавливаемая за это же время человеком.

Источник: Stephanie L. Watwood, Patrick J. O. Miller, Mark Johnson, Peter T. Madsen, Peter L. Tyack. Deep-diving foraging behaviour of sperm whales (Physeter macrocephalus) // Journal of Animal Ecology. doi: 10.1111/ j.1365-2656.2006.01101.x. Публикация онлайн: 19.04.2006.

Алексей Гиляров

‹‹