Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 182

Человеку, говорит Юм, свойственно рассматривать себя с точки зрения других и вникать в те чувствования, которые не принадлежат ему — это есть привычка «рассматривать самих себя, так сказать, в отражённом виде» [1, И, 273]. Симпатия, следовательно, имеет и эгоистическую окраску — она отчасти рождается из нашей любви к собственной репутации и любви к славе. Но мы должны помнить: для Юма крайне важно показать, что все качества человече­ской природы — например, симпатия, честолюбие, тщеславие — вносят свой вклад в понятие нравственности. Для него крайне важно направить нас по тако­му пути рассмотрения нравственности, на котором мы могли бы избежать стро­гого разделения человеческих качеств. В конечном итоге, для него важно раз­рушить наше невольное желание видеть в человеке только одну сторону его поведения.

Здесь нужно сказать несколько слов об Адаме Смите, который во многом отталкивался от Юмовской концепции симпатии. В этике Смита понятие симпа­тии занимает центральное место. Он, с одной стороны, следует Хатчесону, ко­торый отводил симпатии важное место, и, с другой стороны, Шефтсбери, у ко­торого этика носила отличительно социальный характер. Так же как и Юм, Смит объясняет способность симпатизировать через воображение: «...источник нашей чувствительности к страданиям посторонних людей лежит в нашей спо­собности переноситься воображением на их место» [6, 32]. И так же как и Юм, Смит спотыкается о ту же самую проблему «исправления» и «дистанцированно­го суждения». Если концепции симпатии отводится главное место, разрушается объективный критерий правильного и неправильного действия. Смит решает проблему способом, сходным с юмовским, — без общества человек лишён «зеркала»: «Но поместите такого человека в общество — и к нему вернётся это зеркало: он найдёт его, сопоставляя собственный образ и образ людей, с кото­рыми он будет жить вместе» [6, 123]. Смит, таким образом, соединяет две кон­струкции Юма в одну, и у него она фигурирует под названием «точка зрения беспристрастного наблюдателя». В пояснение идеи «беспристрастного наблю­дателя» Смит указывает, что при разборе собственного поведения человеку свойственно «раздваивать» себя: «...одна половина меня, судья и ценитель, играет совершенно иную роль, нежели другая половина, поведение которой оценивается и разбирается» [6, 124]. Одна половина взвешивает, другая —дей­ствует. По отношению к учению о «моральном чувстве» Смит занимает проме­жуточное место. Несмотря на уважение к Хатчесону, Смит отрицал, что доста­точно одной благожелательности для придания поступкам характера добродете­ли [6, 292]. В то же время Смит преодолел элементы утилитаризма, свойствен­ные Юму. Мысль о полезности, по Смиту, «находится на втором плане»; мы одобряем мнение другого «не столько вследствие вытекающей из него пользы, сколько вследствие справедливости, точности его мнения, его согласия с исти­ной» [6, 41]. И всё же: Смит разделяет важную черту с учением Шефтсбери и Хатчесона — желание трактовать этику психологически.

 
<< Первая < Предыдущая 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 Следующая > Последняя >>

Страница 52 из 177