Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 304

Во-первых, Вейнингер так же, как и Соловьёв, утверждает смысловое един­ство любви, духовности и нравственности. Во-вторых, противопоставляет, с одной стороны, любовь, ведущую к бессмертию личности, с другой стороны — сексуальность, обеспечивающую исключительно сохранность рода. Вейнингер замечает, что «оплодотворение, рождение, смерть стоят в неразрывной цепи» [4, 359]. Подобным же образом к выявлению смысла сексуальности и личностной любви, как мы помним, подходит и Вл. Соловьёв.

Однако нельзя не согласиться с рядом критических замечаний, сделанных А. Белым в отношении метафизической концепции пола О. Вейнингера [I]. А. Белый обращает внимание, например, на то, что Вейнингер, рассматривая пер­воначально мужское и женское как метафизические сущности, подменяет в конечном итоге метафизику этих начал физиологией.

Но, несмотря на справедливо отмеченные А. Белым противоречия методо­логического характера (как мы их определяем), концепция Вейнингера — не что иное, как попытка метафизического раскрытия сущности пола и любви, вы­звавшей в связи с этим аналитический интерес к данной концепции у предста­вителей неоплатонического течения в русской философии пола начала XX столетия.

Неоплатоническая интерпретация проблемы пола подвергалась философ­ской критике со стороны предстает елей других направлений метафизики пола

— С. Булгакова, В. Розанова. Тем не менее, даже при наличии концептуальных расхождений, все три направления относятся к метафизической традиции, яв­ляющейся специфической чертой русской философии пола, которая во многом определила социокультурную рецепцию проблемы пола в России.

Литература

1. Белый А. Вейнингер о поле и характере // Русский Эрос, или философия любви в России. М., 1991.

 
<< Первая < Предыдущая 171 172 173 174 175 176 177 Следующая > Последняя >>

Страница 174 из 177