Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 283

В общих чертах, бергсоновская концепция языка и мышления сводится к тому, что Бергсон называет «кинематографизм». Искусство нашего познания, действующего посредством языка, сводится Бергсоном к тому факту, что, «вме­сто того, чтобы слиться с внутренним становлением вещей, мы помещаемся вне них и воспроизводим их становление искусственно. Мы схватываем почти мгновенные отпечатки с проходящей реальности, и так как эти отпечатки явля­ются характерными для реальности, то нам достаточно нанизывать их вдоль абстрактного единообразного, невидимого становления, находящегося в глуби­не аппарата познания, чтобы подражать тому, что есть характерного в самом этом становлении. Восприятие, мышление, язык действуют таким образом» [2, 292-293]. Эта прерывистость нашего восприятия, конечно, не может быть уда­лена, но по мысли Флоренского, именно она становится залогом упомянутого выше синтеза времени, когда реальная картина мира мгновенно сливается в длящийся жизненный процесс, при этом уже проанализированный и осмыслен­ный. Как говорит Флоренский, «организация времени всегда и неизбежно дос­тигается расчленением, т.е. прерывистостью» [3, 221]

Проблематика восприятия становящегося неизбежно касается вопроса об образе. Может ли сознание адекватно отображать время, пользуясь образами? Как соотносится мир становления и образ этого мира в нашем сознании? Со­гласно Бергсону, философия форм или идей (Бергсон предлагает использовать здесь греческий термин сводящая вещи к идеям, готова «устойчивый

снимок, схваченный с неустойчивости вещи», под которым он и подразумевает эйдос, положить в основу движущейся реальности, и тогда «идеи, или формы, представляя в своем соединении теоретическое равновесие Бытия, и являют собой, несомненно, всю постигаемую реальность, всю истину» [2, 302]. Нас сейчас интересует не интерпретация идеализма Бергсоном, а непосредственные выводы из нее в отношении символического постижения мира. Образ не может быть отображением времени — вот вывод Бергсона. Что касается искусства, то там, где Флоренский видит деятельный синтез времени активным сознанием (вышеприведенный пример с музыкальным произведением) и считает его необ­ходимым, там Бергсон видит состояние совершенной пассивности, которое он считает необходимым условием, оберегающим музыку от распада на отдельные звуки. У Бергсона: «Так, в музыке ритм и такт задерживают нормальное течение наших ощущений и представлений, заставляя наше внимание вибрировать меж­ду определенными точками, овладевая нами с такой силой, что самое легкое подражание стонущему голосу способно наполнить нашу душу бесконечной грустью» [1, 56-57]. У Флоренского: «В конечном счете, от меня зависит, под­чиниться или нет тому внушению, которое даете вы своим произведением» [3, 351]. Символизм Флоренского предполагает сопротивление символизируемого, «вязкость реальности», и мысль, в идеале, «работает не над символами, как та­ковыми, а символами над самой реальностью» [4, 124]. Бергсон же считает, что символизм не способен к этому, и символ всегда оторван и от реальности пере­живания и от реальности вообще. То есть, когда мы вмешиваемся в мир станов­ления путем символического познания, мы или созидаем его (согласно Флорен­скому) или уничтожаем (согласно Бергсону).

 
<< Первая < Предыдущая 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 Следующая > Последняя >>

Страница 153 из 177