Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 146

Тема смерти субъекта — одна из центральных тем философии последнего столетия. В ней есть очень существенная особенность, учет которой только и позволяет правильно определить ее главный мотив: все, кто обращался к теме смерти субъекта, говорили о смерти определенного субъекта — субъекта ра­ционального. Что же осталось после смерти этого субъекта?

Фуко, который первым констатировал смерть субъекта, в работе «Что такое автор?» пишет, что важно не просто ее констатировать, а посмотреть, что оста­лось после того, как субъект свое место освободил, умер [9, 18]. Развивая эту идею, Ю.А. Разинов предлагает переосмыслить термин «субъект», переинтер­претировать его так, чтобы возник новый нетрадиционный способ фиксации присутствия субъекта [10, 118]. Сейчас можно говорить, что философия конца двадцатого века пытается выработать новое представление о субъекте.

Одна из таких попыток занять пустующее место рационального субъекта принадлежит М.К. Мамардашвили. Он субъекту рациональному противопос­тавляет собранного субъекта. Субъект рациональный — это субъект обосновы­вающий, т.е. он всегда выступает тем основанием, опираясь на которое мы спо­собны ответить на вопрос «почему?». Рациональный субъект всегда уже есть до своих мыслей и действий. Существо же собранного субъекта никогда не суще­ствует a priori. Собранный субъект, который возникает в момент, когда он со­вершает мысленное или реальное действие, исходит совершенно из другой ус­тановки. Это субъект событийный. Он не существует как факт, но всегда стано­вится в акте собирания. «Собранность» — это такое состояние собирания себя в точке, целиком, когда ты не зависишь от того, как что-то сцепилось [И, 42-43].

Мы живем в определенных зависимостях. В некотором смысле являемся марионетками, игрушками этих зависимостей. Что-то где-то сегодня сцепилось так, что завтра повлияет на мою судьбу, а я этого не знаю. И я буду игрушкой в руках этих сцеплений. Например, ситуация 1998 года с дефолтом, когда мы все оказались заложниками каких-то неведомых нам решений, которые не нами были приняты, но которые зло с нами сыграли. А ситуация собранного субъекта вообще в принципе не зависит от такого рода сцеплений и ситуаций. Я собираю самого себя целиком в некоторой точке, я вижу свою судьбу от начала до конца и не завишу от того, что сцепилось. Это и есть ситуация собранного субъекта.

 
<< Первая < Предыдущая 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Следующая > Последняя >>

Страница 16 из 177