Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 145

Но сегодня здесь, в вопросе о способе бытия субъекта, ситуация не менее драматическая. Классическая рациональность Нового времени в либеральной демократии, т.е. в «свободной власти народа», на место субъекта ставила на­родные массы. Народ — это подлинный субъект истории. Он является произво­дителем всех материальных и духовных ценностей, составляющих основание социальной жизни. Он являет собой сообщество равных и свободных граждан, которые способны осознать свои потребности и реализовать их свободно на общее благо. Народ сам из своих представителей свободным волеизъявлением выбирает своих правителей, делегирует им властные полномочия, добровольно подчиняется этой власти, а также устанавливает границы власти: действия пра­вителей (слуг народа) определяются благом народа (всеобщими интересами). Если правители преступают эти границы, народ имеет право сместить правите­лей. Такой образ народа своим основанием имеет представление о субъекте как рациональном существе, единственно способном рационально обустроить свою социальную жизнь.

Однако реальный социальный портрет этого массового субъекта выглядит совершенно иначе. Народные массы, по словам Жана Бодрийяра, скорее похожи на всепоглащающую «черную дыру», нежели на творца истории. «Все хаотиче­ское скопление социального — пишет Бодрийяр, — вращается вокруг этого пористого объекта, этой одновременно непроницаемой и прозрачной реально­сти, этого ничто — вокруг масс. Магический хрустальный шар статистики, оно, наподобие материи и природных стихий, "пронизаны токами и течениями". Именно так, по меньшей мере, мы их представляем. Они могут быть "намагни­чены" — социальное окружает их, выступая в качестве статического электриче­ства, но большую часть времени они образуют «массу» в прямом значении это­го слова, иначе говоря, все электричество социального и политического они поглощают и нейтрализуют безвозвратно. Они не являются ни хорошими про­водниками политического, ни хорошими проводниками социального, ни хоро­шими проводниками смысла вообще. Всё их пронизывает, всё их намагничива­ет, но всё здесь и рассеивается, не оставляя никаких следов. Призыв к массам, в сущности, всегда остается без ответа. Они не излучают, а напротив, поглощают всё излучение периферических созвездий Государства, Истории, Культуры, Смысла. Они суть инерция, власть нейтрального» [2, 6-7]. Массы как субъект истории здесь не являются даже разрушительной силой, о которой писал Орте- га-и-Гассет. Бодрийяр говорит, что как субъект истории народные массы просто перестали существовать, исчезли, превратились в ничто. Диагнозом смерти со­циального субъекта фактически провозглашена тотальная смерть субъекта ев­ропейской истории. Этот вывод философии XX века имеет самые разнообраз­ные следствия. Но для нас важен вопрос о его социальных последствиях для либерализма. Если субъект истории умер, есть ли исторический шанс у либе­ральной демократии?

 
<< Первая < Предыдущая 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Следующая > Последняя >>

Страница 15 из 177