Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 262

В этом заключена тайна выражения и тайна метафизики: они, как и сама жизнь, стоят лицом к лицу с Я, с «другими» и с живым смыслом, живой исти­ной. По этим трем направлениям, по Мерло-Понти, протекает философская жизнь: философ «никогда не согласится ни идти против людей, ни направлять людей против Я или против истины, а истину — против людей или против Я. Он хотел бы быть везде и всюду, рискуя оказаться нигде» [7, 25]. Если объекти­вация по отношению ко всему живому ведет к лишению смысла, то метафизика или выражение способствуют обретению смысла в той мере, в какой они явля­ются «исключительным случаем, особым «поведением», в корне меняющим мое отношение к объектам и придающим некоторым из них значение субъекта» [2,107]. Исполненной смыслом речи — живому диалогу, проникнутому пони­манием, — свойственна неразличимость того, кто говорит, и того, кто слушает.

В любом случае, смысл не доступен полному, исчерпывающему выраже­нию. Иллюзия полноты как возвращения к субъекту, к этому «несравненному чудовищу» происходит от очарования магией видимого мира, от отношения к бытию как к застывшему существованию, когда «все принимает вид благопри­стойности и скромности; веши больше не обращаются ко мне с вопросом, и я не подвергаюсь опасности с их стороны» [2, 56]. Возвращение к покоряющему мир индивиду, властвующему над ситуацией, характеризует «взрослое» отношение человека к миру, которое несет в себе угрозу обезличивания, «если великий художник, следуя своему доброму гению, не добавит нового измерения этому слишком уверенному в себе миру, заставив вибрировать в нем случайность... » [2, 56]. Завершенности и объективности выражения как технического средства перевода некоего изначального текста противоречит исконная косвенность и безмолвность языка как духовного явления, как «чего-то вроде сущего», пре­вращающегося во вселенную, способную вмещать в себя сами вещи — после того, как он изменит их смысл [2, 48]. Поэтому слова философа всегда абсурд­ны: «он писал, чтобы установить контакт с Бытием; и не установил его, и не мог установить, поскольку оно — молчание. Тогда он начинает сначала...» [3,125]. Его усилия направлены на поиск языка истины и совпадения, способа заставить говорить сами вещи. Это должны быть не организуемый философом язык и не подбираемые им слова, но слова, «которые комбинировались бы через него в силу естественного переплетения своих значений, путем сокровенного исполь­зования метафоры — где имеет значение не манифестация значения каждого слова и каждого образа, но латеральные отношения, родство, подразумеваемое в их взаимных переходах и обменах» [3,125].

 
<< Первая < Предыдущая 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 Следующая > Последняя >>

Страница 132 из 177