Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 231

После такого исторического обзора для Хайдеггера становится ясно, что теологический характер онтологии не случаен. В работе «Онто-теологическая природа метафизики» [4, 35-73] Хайдеггер говорит о том, что в философии causa sui стала тайным именем Бога. Такому Богу человек не может ни молить­ся, ни приносить жертвы. Перед causa sui человек не падает в страхе, не поет и не танцует. Хайдеггер полагает, что безбожное мышление, отбрасывающее фи­лософского Бога, может оказаться гораздо ближе к Богу подлинной теологии, чем онто-тео-логическое мышление. Отсюда необходимость новой тропы мыш­ления — назад от метафизики в сущность метафизики.

Делая этот «шаг назад», Хайдеггер раскрывает условия возможности объе­динения обоих способов метафизического мышления: онтологии и теологии. Обе выступают в качестве «логики», и поэтому более адекватным было бы опи­сать их как единство онто- и тео-логик: поскольку объединяющий логос этих двух логик — бытие, которое в метафизике выступает и как сущее во всеобщем, и как сущее в высшем. Тогда синтез онто-теологии — это осознание последних основ сущего в возврате к единящему единению, которое есть одновременно основывающее основание. Таковое единство, по мнению Хайдеггера, стало воз­можным потому, что метафизика редуцировала основное онтологическое раз­личение сущего и бытия, стремясь синтезировать многообразие сущего и найти его объединяющее начало в понятии всеобщего или в высшем и едином Боге. Тем самым объединение вопроса о бытии и вопроса о Боге как основная мета­физическая данность задает направление процессу забвения бытия.

Эти выводы Хайдеггер еще раз подтверждает в своих исследованиях фило­софии Ницше, ибо ницшевская критика платонизма и исторического христиан­ства — это тот исторический топос, где проясняется взаимное бессилие фило­софии и теологии в их метафизическом единстве на основе метафизического забвения бытия. Здесь проявляется только разрушительная интенция деструк­ции метафизики. Христианская метафизика рассматривается как способ мыш­ления, в котором апории греческой мысли были перетолкованы таким образом, что это неизбежно привело к нигилизму. Та идея бытия, которая со времен со­фистов и Платона ведет метафизическую мысль, характеризуется как разрыв между чувственным и сверхчувственным миром. В учении исторического хри­стианства, нижний мир перетолковывается как сотворенное, верхний мир ото­ждествляется с Творцом. Христианство таким образом не только принимает «разделение сущего в целом на два мира», но и выстраивает такую ценностную иерархию разделенной действительности, в которой ее различные области кор- релируются с категориями веры: сверхчувственный мир — с потусторонним, вечным, божественным блаженством; чувственный мир — с посюсторонней, бренной «юдолью скорби» [5, 80]. Теоретическое выведение чувственного из идеи, которая кажется необходимой как гарантия истины, вульгаризируется в конечном итоге до онтического представления о двух противоположных реаль­ностях. «Поэтому Ницше по праву говорит: христианство это платонизм для народа» [5, 81].

 
<< Первая < Предыдущая 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 Следующая > Последняя >>

Страница 101 из 177