Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 88

В сексуальности психоанализ нашел объяснительную модель поведения че­ловека, и основание всего социального мира — власть отца, власть закона, долг, дисциплина и т.п. Но для психоанализа существует только одна сексуальность, только одно либидо — мужское. Другого просто не существует. Это сексуаль­ное соло не знает двух полов, поэтому женское либо должно быть поглощено мужским, либо структура сексуального мира должна быть разрушена, отмечает Бодрийяр. Женское вне этой структуры. Женского нет в сексуальности [1, 34]. Конечно, это не значит, что женское начало не участвует в сексе, что женщины не имеют сексуальных особенностей, о которых говорят сторонники феминист­ских движений. Но если внимание обращается на сексуальность женщины, то в таком случае женское начало трактуется по аналогии с мужским, его сравнива­ют с мужским, его противопоставляют мужскому, видят в женщине угнетенное начало, требуют равенства и т.п. Этот подход к женскому началу не знает его принципиальных особенностей. А нужно, считает Бодрийяр, найти его собст­венную природу и увидеть его влияние на социальный мир.

Этому и посвящает Бодрийяр свою книгу. «Сила женского есть сила со­блазна», — утверждает Бодрийяр [там же]. Природа женского — не в сексуаль­ности, а в соблазне.

Бодрийяр, так же как Фрейд, стремится обнаружить ту силу, которая дает действительность человеческому миру, миру значимого бытия, миру, который строится как мир имеющих значение взаимодействий людей друг с другом и с вещами. Бодрийяр изначально ориентирован на выяснение истоков именно об­щественного взаимодействия, что упускается психоанализом. Бодрийяр видит эту силу в соблазне, который, что для него немаловажно, как и либидозная энергия, имеет природные основания. Животный соблазн проявляется в нарядах животных, в ритуальности, которая старше социальности и обмена [1, 163]. «Именно у животных, — пишет Бодрийяр, — соблазн принимает наиболее чис­тую форму, поскольку характерную для обольщения парадность мы наблюдаем у них как бы врезанной в инстинкты, как бы непосредственно сросшейся с по­веденческими рефлексами и естественными нарядами и украшениями. Но от этого животный соблазн не перестает быть насквозь ритуальным по своей сути» [1, 161]. Бодрийяр даже говорит, что животное — наименее естественное суще­ство на свете, поскольку в нем искусственность, эффект обряженности и наряд­ности отличается наибольшей безыскусностью. «В сердце этого парадокса, где в понятии наряда упраздняется различие природы и культуры, и запускается в игру аналогия между животностью и женственностью» [там же, курсив Бодрий- яра - В.К.]. Женское, согласно Бодрийяру, является олицетворением соблазна. Это не значит, что соблазн связан только с женщиной, также как сексуальность только с мужчиной, но в женщине он наиболее ярко и отчетливо выражен.

 
<< Первая < Предыдущая 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 Следующая > Последняя >>

Страница 88 из 130