Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 77

Достоевский

О, этот левый правый мир! Если «без ошибки нет совершенства», то иде­альное в платоновском смысле безусловно несовершенно. Несовершенно имен­но ввиду своего совершенства. Идеальное в гегелевском смысле, как мы выяс­нили, совершенно именно потому, что необходимо воплощается, т.е. ошибается. Так, идеальная, но абстрактная, религиозная вера («мне стыдно, что у меня есть тело») ущербна без воплощения, — без плоти, без страдания. Это известная тема — «Пострадать надо!» — религиозных размышлений Ф.М. Достоевского.

Насколько, в самом деле, ново все то, что касается если не формы, то «за­душевной» сути «либерального ироника»? Не вливает ли он, как мы уже начали подозревать, в новые меха современности (проблемы женщин, черного населе­ния, сексуальных меньшинств и т.д.) старое вино страданий всех невинно уни­женных и оскорбленных, всех бедных людей! Если это так, то нам суждено встретиться с парадоксом: тайной симпатией «правых» (таких, например, как Достоевский) к «левому» мировоззрению, укорененному в философии Гегеля.

Начало объяснения этого парадокса, интуитивно нащупанного нами, могло быть таким: гегельянский проект становления Абсолюта в мире посредством мира — проект неслучайной случайности — радикально снимает всякое отчу­ждение — основную экзистенциальную и социальную боль всех «левых», от­крытых и скрытых. По этому поводу П. Козловский в статье «Современность постмодерна», в частности, пишет: «Модерн как идеология —- это не эпоха, а мировоззренческий проект <...> это гегельянство во всех его различных прояв­лениях <...> В религиозном и политическом отношении модерн имел намере­ние не только полностью эмансипироваться от своего происхождения и тем самым от истории, но понимал себя как окончательное возвращение духа к са­мому себе, как законченную эмансипацию Человека и совершенное царство свободы, в котором снято всякое отчуждение» [8, 88, 93]. «Солидарность, — вторит Рорти, — достижима не через исследование, а через воображение, через мысленную способность видеть в чуждых нам людях товарищей по несчастью <... > Она созидается повышением нашей чувствительности к определенным подробностям боли и унижения других, незнакомых нам людей <.. > Художе­ственная литература вроде Диккенса [курсив наш; вроде Диккенса — по части униженных и оскорбленных - в русской культуре был Достоевский — П.П.], Олив Шрайнер или Ричарда Райта сообщает нам о подробностях переносимых людьми страданий, которые раньше не привлекали нашего внимания. Романы таких писателей, как Шодерло де Лакло, Генри Джеймса или Набокова, дают нам представление о том, на какую жестокость способны мы сами, и позволяют нам тем самым переописать самих себя» [10, 20-21].

 
<< Первая < Предыдущая 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 Следующая > Последняя >>

Страница 77 из 130