Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 8

Изменения культурного персонажа «философ» в европейской истории весьма значительны, но чем же он отличается от интеллектуала, от того челове­ка, который не только держит руку на пульсе времени, но и является носителем достаточно обширного набора культурных смыслов? Философ, пусть даже пи­шущий статьи в газеты и журналы, реагирующий на последние события, не совпадает с интеллектуалом. Философа интересует современность как совре­менность, настоящее как настоящее совершенно так же, как когда-то Аристоте­ля занимал вопрос «что есть бытие как бытие». По мнению Декомба, фигура философа и интеллектуала задает разное отношение к знанию. Конечно, интел­лектуал оперирует и научным, и философским знанием, но он не говорит о роли знания в рассуждении. Для философа знание играет роль философского прин­ципа (максимы), тогда как для интеллектуала знание имеет и идеологический характер. «Можно было бы сказать, — заключает Декомб, — что интеллектуал использует аксиому в качестве поговорки, тогда как философ применяет ее в

качестве максимы» .

Примечателен вот какой факт. Начиная с XVIII века, как указывает В. Де­комб, во французском языке существует понятие для определения злоупотреб­ления философией. Человека, который злоупотребляет философией, называют философистом. Философист — это тот, кто полагает, что при помощи филосо­фии можно справится с трудностью, непреодолимой другим путем4. Филосо- фист есть карикатура на философа. Ведь еще Аристотель говорил, что филосо­фов не может ставить перед собой цель разрешить все вопросы при помощи философии. Возможно, время философистов кончилось, но интеллектуалы про­должают вступать в спор с философами.

Изменение содержания «персонажа» Философа в культуре есть не просто изменение одежд или направления движения мысли: эта ситуация рождает но­вое понимание природы философского мышления и новое расположение вещей в «мастерской философа». Природа современной философии изменяется, в ней появляются мотивы, противостоящие духу Просвещения. Хайдеггер вполне ясно утверждает, что философия не может быть ни наукой, ни мировоззренче­ской проповедью, это ностальгия или тяга повсюду быть дома, быть при бытии5. Более того, современная философия не может существовать и в рамках культу­ры модерна. Апофатика определения существа современной философии про­должается в творчестве Делеза и Гваттари: «Теперь, по крайней мере, мы ви­дим, чем не является философия: она не есть ни созерцание, ни рефлексия, ни коммуникация, пусть даже она, бывало, и считала себя то одним, то другим из них»6... Философия есть концепт, а не созерцание, т.к. последнее — суть сами вещи. Философия — концепт, а не рефлексия, т.к. она не искусство размышле­ния ради него самого. Философия также не обретает прибежища в коммуника­ции, успех которой связан с консенсусом, комплексом мнений, а не с концеп­том. Философия, по Делезу и Гваттари, есть познание посредством чистых, еди­ничных, творимых концептов, в котором Универсалии ничего не объясняют, но сами подлежат объяснению. Концепт соединяет в себе философское творчество и историю, он предстает как Событие, а не сущность или вещь7.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 8 из 130