Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 7

Если погрузить философию и ее историю в культуру, море самых разнооб­разных контекстов, смысловых узлов и развязок современности, превратить ее в онтологию настоящего, то возникает ряд сложностей. Во-первых, каков совре­менный философ? Отличается ли современный философ от гражданина, потре­бителя, журналиста? Эти вопросы о философе связаны рождением нового об­раза философа в культуре: философ — это еще и персонаж культуры, социаль­ная роль и т.д. Современный философ существенно отличается и от классиче­ского метафизика, и от интеллектуала. Образ философа в культуре сформиро­вался еще в античности, благодаря усилиям Сократа и Платона. Философ — это не софист, платный учитель красноречия, он способен созерцать истину, созда­вать концепты, быть пронзительно трагичным, тогда как софист есть симулякр, обреченный на вечное копирование идей и образов. Спор софиста и философа в классической метафизике античности выиграл последний. Значит ли это, что спор (агон) прекращен? Думается, вряд ли. Спор софиста и философа продол­жает жить, но персонажи этой игры заменены на другие фигуры. В атональный поединок современности вступают философ и интеллектуал.

Однако прежде чем говорить о логике их поединка, необходимо разобрать­ся с самими персонажами. Кто же он такой современный философ? Делез в сво­ей книге «Логика смысла» выделяет три образа философа, которые, думается, стали моделью философа как культурного персонажа вплоть до XX века. Пер­вое имя, первый образ философа, с которым он входит в культурный контекст, — путник, оставивший пещеру и восходящий ввысь. Платонизм ориентирует мысль на высоту, и философская работа есть восхождение и преображение на­встречу высшему принципу бытия, мышления. В оппозиции к Платону встал Ницше, который дал философу новое имя и поставил перед ним новую цель. Не Платон, а досократики дали истинный ориентир философии: не высота, а абсо­лютная глубина, скрытая в телах и мысли. В руках философа уже не посох, но молот геолога и спелеолога. Мысль, находящаяся внутри пещеры и глубине жизни, требует раскопок, археологии, генеалогии. Философия начинается как «философская шизофрения». Третий образ философа возникает у киников и стоиков. Образ человека с посохом или молотом заменен на плоское животное поверхности — блоху или клеща. Философ такой генерации предельно публи­чен, жадно чревоугоден, склонен к каннибализму, инцесту, и в то же время он трезв и целомудрен. Философ насыщен новым логосом, дискурсом парадоксов и анекдотов. Мысль философа радикально переориентируется: больше нет ни глубины, ни высоты. Возникает новая география, рождающая философию- извращение, философию каксистемупровокаций2.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 7 из 130