Карта новостей

Календарь

2016
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   


Алешин А.И. Материалы межвузовской конференции. Страница 36

Решение вопроса о заблуждении может, таким образом, иметь своей осно­вой наш собственный жизненный опыт, установившиеся и принятые в нем нор­мы и правила разнообразных действий. База наших суждений может включать в себя и более обширные области опыта. Им может быть опыт, отлитый в макси­мах методов, норм и идеалов научного познания природы, или столь же коди­фицированный опыт математического творчества. Им может быть систематизи­рованный и организованный опыт той или иной религиозной конфессии. Это и опыт хозяйственной деятельности определенного исторического типа, правовой и политической деятельности. Апелляцией к их нормам достаточно удовлетво­рительно разрешаются многие вопросы, относящиеся к истине и лжи, к пра­вильному и ошибочному в нашей деятельности, но они никогда не разрешают­ся все без исключения. Там же, где все эти разнообразные сферы опыта и чело­веческой деятельности скреплены единящей и действенно сплачивающей фор­мой религиозно-мифологического сознания, дело обстоит несколько иначе, а сама проблема истинного и ложного, если и признается ее правомочность, должна формулироваться другим образом и в другом словаре.

Не развивая тему различия «частного» и философского способов подступа к осмыслению феномена заблуждения с той подробностью, которую она заслу­живает, отмечу лишь следующее. То, что в «частном» подходе способно полу­чить освящение в качестве правильного и истинного, при философском может однозначно квалифицироваться как заблуждение. За различием таких оценок скрыто различие оснований этих оценок. Одно и то же, в качестве предметов рассмотрения, размещается в совершенно разных мирах, а потому его оценка и взвешивание имеет разнящиеся итоги. Эта разница может быть смягчена при­знанием относительной, а потому условной справедливости суждения «частно­го» подхода, что не отменяет высшей справедливости философского и естест­венной ограниченности «частного». Философское рассмотрение предпринима­ется в свете последних начал, в свете абсолютного «это так!», «частный» же опирается на условности, имеющие определенный смысл в нашей жизни, не притязающий на безусловность. Более того, исток различий в оценках коренит­ся в том, что «частный» подход изначально отчужден от подлинного смысла того, что подлежит оценке. Суждения, им инициированные, подлежат поэтому исправлению и изложению в ином свете и с помощью другого языка. Таков в самых общих чертах подход, всецело принимающий или тяготеющий к приня­тию классического проекта метафизики. Для нас сейчас важно подчеркнуть на его примере неизбежность различия трактовок феномена заблуждения, принад­лежащих ему и суждениям, рожденным повседневной деятельностью и «част­ным» взглядом на вещи. Замечу также, что правила и нормы, которыми бестре­петно руководствуется «частный» подход и повседневность, в свою очередь подлежат философскому суду. Согласно философской же установке, только таким образом определим их подлинный смысл, и этим же обусловлена полно­ценная осмысленность, как в их принятии, так и в изменении и коррекции.

 
<< Первая < Предыдущая 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 Следующая > Последняя >>

Страница 36 из 130